Спор при расторжении брака.

22 июня 2017

Андреева А. обратилась в суд с иском к Андрееву С. о расторжении брака, взыскании алиментов на себя и ребенка. Андреев С. подал встречный иск о порядке общения с ребенком, просил суд половину алиментов перечислять на счет ребенка, возражал против взыскания алиментов на супругу. Дело рассматривалось в Московском районном суде города Санкт-Петербурга. Юрист ООО «Комельских и партнеры» представлял интересы Андреевой А.

 

Андреева А. обратилась в суд потому, что в течение семи месяцев после рождения дочери она жила с мужем раздельно. Ответчик не проявлял к ребенку никакого интереса, был равнодушен к его жизни и очень редко навещал. Истица денег от ответчика не получала, только некоторые продукты и памперсы.

 

Но по закону ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей. И закон говорит о денежных суммах, причитающихся ребенку, и не допускает вместо денег предоставлять только продукты питания.

 

Ответчик возражал против взыскания алиментов и заявил суду, что он уже и так предоставляет содержание дочери. Что истица злоупотребляет своими правами.

 

Более того, супруг не ограничился одним возражением на иск. Он подал встречный иск об отобрании девятимесячной дочери у жены. Когда Андреев С. просил передать грудного младенца ему на воспитание, он ввел суд в заблуждение, утверждая, что график его работы позволяет обеспечивать воспитание и развитие дочери. Однако справка о режиме работы ответчика опровергла это утверждение. Андреев работает полный рабочий день пять раз в неделю и не может самостоятельно растить малолетнюю дочь.

 

В судебном процессе ответчик всячески старался дескридитировать жену в глазах суда. Для этого он и его свидетели лгали, что истица - выпивающая, малограмотная, малообеспеченная, неработающая, не способная создать хорошие условия для проживания его дочери, растратчица детских средств женщина.

 

Но в материалах дела имеются документы, опровергающие эту ложь. Андреева А. из хорошей интеллигентной семьи. Она до беременности работала и имеет положительные характеристики. У нее и семьи в собственности благоустроенная квартира, в квартире была представитель опеки и убедилась в этом. В квартире просторно, чисто, уютно и сделан евроремонт. У ребенка новые детские вещи и игрушки, новая мебель, что отражено в акте обследования квартиры.

 

В процессе тяжбы ответчик не только клеветал на жену, но и предоставлял в материалы дела документы, искажающие факты. Предоставил копию трудового договора, где заработная плата была вдвое меньше той, которую он получал фактически. На основании этих сведений ответчик предлагал жене заключить мировое соглашение об алиментах дочери. Однако, запрошенная судом справка 2 НДФЛ с места работы ответчика опровергла его доводы о размере заработной платы.

 

Суд учел и то, что Андреев потребовал отобрать грудного ребенка у любящей, заботливой матери и передать ему на воспитание. Ребенка, с которым он совместно никогда не жил. Ответчик не умеет ухаживать за ребенком, не знает физиологию развития грудного ребенка. Его не тревожило, что этим самым он может причинить дочери психологическую травму и нанести ущерб ее физическому здоровью.

 

В своих показаниях Андреев сам выразился в судебном заседании, что женился «по залету», а это значит, что он не готов к созданию семьи и выполнению родительских обязанностей. Особенно его тяготит обязанность содержать ребенка. Он требует перечислять половину алиментов на счет ребенка в банке. А это значит, что орган опеки даст разрешение матери на снятие алиментных денег только по письменному согласию отца.

 

При определении порядка общения отца с ребенком мы не были против графика общения, но он должен был соответствовать возрасту ребенка и не мог нарушать привычный режим. Девочка еще совсем младенец, физически и психологически привязана к матери и совсем не знает отца. Поэтому мы настаивали на установлении права отца посещать дочь два раза в неделю в присутствии матери. Мы подробно расписали режим посещения в уточненном исковом заявлении.

 

Мы просили определить место жительства ребенка по месту жительства её мамы. Представитель органа опеки исследовала условия жизни матери и ребенка и пришла к выводу, что ребенок привязан к матери и проживание ребенка в данных условиях является необходимым фактором для дальнейшего благополучного развития ребенка. Лечащий врач ребенка, детский психолог подтвердили, что мать полностью удовлетворяет все потребности ребенка.

 

Мы просили суд взыскать с Андреева алименты на содержание дочери в размере ¼ заработной платы и иных доходов. На супругу взыскать алименты в размере 20 000 руб. в месяц с момента обращения в суд и до исполнения дочери трех лет. Ответчик возражал, указывая на недолгую совместную жизнь и недостойное поведение жены. Но господин Андреев неправильно истолковал закон. Возможность освободить супруга от уплаты алиментов предусмотрена законом только в отношении нуждающегося нетрудоспособного супруга (бывшего супруга) при определенных условиях. Ни ВС РФ, ни СК РФ не освобождают супруга от обязанности уплаты алиментов бывшей жене, воспитывающей общего ребенка до трех лет.

 

Также мы просили расторгнуть брак между Андреевой и Андреевым.

 

Исковые требования Андреевой А. были удовлетворены.

Отзывы о нас
Ольга 23 января 2017 в 13:41

Большое спасибо за исчерпывающие и оперативные ответы!!!

Диана 24 сентября 2016 в 15:37

Спасибо вам за советы, в трудной для меня ситуации. Ваши консультации мне помогли.

Александр 15 июля 2016 в 13:42

Большое спасибо за помощь, очень нужная и полезная информация.